Блоги. Весь мир на Ust-Ilim.info

«Весь мир на Ust-Ilim.info» – информационный интернет-ресурс. Новости, аналитика, репортажи из разных стран. Разнообразие тем, сюжетов и мнений о событиях в мире. Видео-, фото- и аудиоматериалы, подкасты и блоги.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Блоги групп
    Блоги групп Страница списка лучших командных блогов.
  • Авторизация
    Войти Login form

Письмо Наполеона I Александру I о пожаре в Москве

Добавлено : Дата: в разделе: История
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 5922
  • Подписаться на обновления
  • Печатать

В ночь со 2 на 3 сентября 1812 года в Москве начался великий пожар, продолжавшийся почти неделю и уничтоживший 6,5 тысячи домов из 9 тысяч, 7 тысяч лавок из 8,5 тысячи, 122 церкви из 329.

 

Александр Наполеон
Описание
Россия. Государственная коллегия иностранных дел. Канцелярия.

 

Письмо Наполеона I Александру I о пожаре в Москве [Дело] : 20 сентября 1812 г., Москва. - Москва, 1812. - Л. 9-10. - (Фонд Канцелярия Министра иностранных дел. Опись № 468). -
Написано от руки.
На фр. яз.
Без тит. л. и обл.
Министерство иностранных дел Российской Федерации, Архив внешней политики Российской империи.
"Милостивый государь, брат мой!... Нет больше прекрасного, гордого города Москвы: Ростопчин поджег его… Я начал войну против вашего величества без злобы: одна записка от Вас перед или после последней баталии остановила бы мое шествие; и я на самом деле хотел бы пожертвовать Вам преимуществом первым войти в Москву. Если ваше величество хранит еще какую-то часть тех былых чувств, Вы благосклонно примете это письмо. Тем не менее, Вы можете быть мне только признательным за то, что я отдаю себе отчет в том, что происходит в Москве. По сему, милостивый государь, брат мой, молю бога, чтобы он хранил ваше величество и берег под своей святой и достойной защитой" .
I. Александр I (император российский; 1777-1825). II. Наполеон I (император французский; 1769-1821).1. Отечественная война 1812 года (коллекция). 2. Отечественная война — Москва, город — 1812 — Документы и материалы.
ББК 63.3(2)521.1-686ю11
Источник электронной копии: АВП РИ
Место хранения оригинала: АВП РИ Ф. Канцелярия Министра иностранных дел. Оп. 468. Д. 6259

 

 Вот ссылка на Президентскую библиотеку http://www.prlib.ru/item/357502

 

Для справки

Существует несколько версий возникновения пожара — организованный поджог при оставлении города, поджог русскими лазутчиками, неконтролируемые действия оккупантов, случайно возникший пожар, распространению которого способствовал общий хаос в оставленном городе. Очагов у пожара было несколько, так что возможно, что в той или иной мере верны все версии.

Московский градоначальник Ф. В. Ростопчин за несколько недель до сдачи города в письмах Багратиону и Балашову грозился при вступлении в него Наполеона обратить Москву в пепел. При оставлении города из него вывезли все «огнеспасительные» снаряды и пожарные части, в то время как городской арсенал был оставлен неприятелю. Одной из причин царившей в городе неразберихи было то, что людьми Ростопчина была выпущена из тюрем тысяча колодников, которые устремились на грабёж оставленных жителями домов. Ростопчин велел поджечь даже свою подмосковную усадьбу Вороново.

Менее всего пожар был выгоден французам, которые намеревались зимовать в городе. Они сами потушили, среди прочего, дворец Баташева и Воспитательный дом. Москательный ряд загорелся ещё 2 сентября, и, как вспоминал чиновник Бестужев-Рюмин, был подожжён каким-то полицейским. О том, что за поджиганием домов ловили людей в полицейском мундире, сообщают и французские мемуаристы. Сержант Бургонь, к примеру, вспоминал, что из числа поджигателей «по крайней мере две трети были каторжники… остальные были мещане среднего класса и русские полицейские, которых было легко узнать по их мундирам»[8]. Сохранилось донесение полицейского пристава П. Вороненко, где он отчитывается перед московской управой благочиния в исполнении приказа «стараться истреблять всё огнём», что он и делал весь день 2 сентября «в разных местах по мере возможности до 10 часов вечера».

Н. А. Троицкий отметил, что без сожжения Москвы тарутинский манёвр Кутузова был бы лишён смысла. Известно, что московские жители являлись в стан Кутузова и докладывали, что перед отъездом из города сожгли свои дома, ожидая за это поощрения.

Ростопчин стал отказываться от «авторства» пожара после того, как выяснилось, что в огне погибло от 10 до 20 тысяч русских раненых (не подтверждено), которых оставили на милость победителя. После Бородинского сражения для их вывоза в глубь России катастрофически не хватало транспорта. Кроме того, не все раненые были транспортабельны. Впоследствии Ростопчин, пытаясь оправдаться, писал: «Бонапарт, чтобы свалить на другого свою гнусность, наградил меня титулом поджигателя, и многие верят ему»

Другой причиной, заставившей Ростопчина снять с себя ответственность за пожар, могли стать назойливые требования погорельцев возместить им понесённые убытки. «Соловья я никогда не любил. Мне кажется, что я слышу московскую барыню, которая стонет, плачет и просит, чтобы возвратили ей её вещи, пропавшие во время разгрома Москвы в 1812 году», — иронизировал впоследствии московский градоначальник. Чтобы не слышать этих претензий, после выхода в отставку Ростопчин уехал на постоянное жительство в Париж.

Вслед за оставлением Москвы французами одним из первых в город вступил кавалеристский авангард русской армии под командованием А. Х. Бенкендорфа, который позднее вспоминал:

 

    10 октября 1812 года мы вступили в древнюю столицу, которая ещё вся дымилась. Едва могли мы проложить себе дорогу через трупы людей и животных. Развалины и пепел загромождали все улицы. Одни только разграбленные и совершенно почерневшие от дыму церкви служили печальными путеводными точками среди этого необъятного опустошения. Заблудившиеся французы бродили по Москве и делались жертвами толпы крестьян, которые со всех сторон стекались в несчастный город.

 

Пожар и отсутствие присмотра за оставленным в спешке имуществом манили в Москву множество крестьян из окрестных сёл и деревень. Вместе с подводами для вывоза награбленного эти толпы хлынули в сторону Московского Кремля. Как вспоминал Бенкендорф,

 

    Моей первой заботой было поспешить в Кремль, в метрополию империи. Огромная толпа старалась туда проникнуть. Потребовались неоднократные усилия гвардейского казачьего полка, чтобы заставить её отойти назад и защитить доступы, образовавшиеся кругом Кремля от обрушения стен

 

b2ap3_thumbnail_Napoleon_Moscow_Fire.JPG

French in Moscow, 1812 (Napoleon), неизвестный немецкий художник

 

b2ap3_thumbnail_Clar_Brand_von_Moskau.jpg

Brand von Moskau (1812?); Aqautinta; 42 x 52,5 cm

 

b2ap3_thumbnail_Fire_of_Moscow_1812.jpg

Смирнов Ф. Fire of Moscow in 15-18 September, 1812, after Napoleon takes the city

 

b2ap3_thumbnail_French_troops_are_sooting_down_Russian_arsonists_at_Fire_of_Moscow_1812.jpg

Расстреливание французами поджигателей в Москве. Акварель Л.О. Пастернак

 

b2ap3_thumbnail_Moscow_fire_1812_battle.jpg

Музей "Бородинская панорама"

Привязка к тегам история Россия